Евгений Гришковец
ЗИМА

Пьеса


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Первый солдат
Второй солдат
Снегурочка


Красивый сказочный зимний лес, в небе звезды. По сказочному лесу проходит Снегурочка. Первый и Второй появляются. Они приезжают на лыжах, приползают или опускаются на парашютах — это не имеет значения. Оба одеты в белые маскхалаты, у них вещмешки и разное оборудование. Некоторое время занимаются своим делом.

Первый. Пальцы совсем не гнутся уже… Второй. Ставь здесь. (Кладут вещи.) Первый. Кошмар… а..а..а… ужас, какой холод.
Второй. Значит… уточняю инструкцию (достает небольшую карту) , мы… вот… ччерт… ага, мы… вот здесь.
Первый. Перестань, а…, я знаю, знаю.
Второй. Послушай… я скажу… Инструкцию слушал я, в конце концов. Не спорь. По сигналу мы взрываем этот объект. Вот это основной рубильник, если не сработает, подключаем вспомогательный… Первый. Это серьезно или опять учимся?
Второй. Погоди…
Первый. Нет… это опять тренируемся или серьезно? Меня только это интересует.
Второй. Не знаю…, но взрывчатка была настоящая вроде. Но какая разница… все равно будем здесь… до утра.
Первый. Нам хоть видно-то будет, отсюда… Второй. Будет, будет, все увидишь… вон там.
Первый. Ну… и то ладно…
Второй. Давай… устраивайся, устраивайся поудобнее.

Первый и Второй занимают позицию.

Первый. Пальцы вообще не гнутся, деревянные.
Второй. Ага… сколько градусов, интересно. Ты недосмотрел?
Первый. Не-а, впопыхах… забыл.
Второй. Сегодня что-то уж слишком… холодно.
Первый. Не говори.

Небольшая пауза.

Второй. Что-то у меня вот тут, че-то… как-то, запыхался что ли… Болит. Ты не знаешь, что вот здесь?… Первый. Где?
Второй. Здесь вот, вот тут вот. (Показывает.) Первый. Здесь? (Смотрит, где соответствующее место у него.) Не знаю… почки… или… Второй. Почки? Почки сзади, вот тут вот… А я вот где показываю.
Первый. А..а.. здесь!… Печень тогда… У тебя… Второй. У меня там же, где и у тебя… Разве у тебя здесь печень? Вот, где печень… Первый. Ну, тогда… я не знаю… ты сам знаешь, чего спрашиваешь?… Второй. Странно, никогда не болело тут… Первый. Может… селезенка?
Второй. Селезенка?… Селезенка, а где у нас селезенка?
Первый. Нууу…(Неопределенно осматривает себя.) Второй. Нет, наверное, нет. Почему-то кажется, что не селезенка. Вот еще и селезенка у меня тут, где-то есть. Какого только фарша во мне нету… Вот тут как-то жмет… Болит… Может аппендицит?… Первый. Аппендицит вот здесь. Это я знаю. У меня его вырезали.
Второй. Где?
Первый. Вот здесь!
Второй. А..а..а… Значит, не аппендицит…

Небольшая пауза.

Первый. Когда же тепло-то будет?

Небольшая пауза.

Первый. Даже не верится, что вообще когда-нибудь будет тепло… Иногда, в самый трескучий мороз, смотришь, как люди по улице идут, сутулятся. Мороз! Снег под ногами визжит… От автомобилей дым, пар… Дымка такая висит… ну, мороз!… И не верится даже, что вот прямо по этой улице можно будет идти в шортиках, рубашечке, асфальт будет плавиться, жару будешь ругать…, пиво холодное…

Небольшая пауза.

Первый. Слушай… очень холодно…
Второй. Курить хочется.
Первый. Терпи.
Второй. Терплю.
Первый. Интересно, что лучше — мерзнуть или хотеть курить?
Второй. Ерунду не говори!… Я и курить хочу, и мерзну… Очень хреново!
Первый. Да..а..а.

Молчат.

Первый. Сильно хочется курить?
Второй. Отстань.
Первый. Сильно?
Второй. Спасу нет!… Уши пухнут.
Первый. Интересно, вот как хочется спать, я знаю, как хочется есть или пить, я понимаю. А вот как хочется курить — не могу себе представить. Вот скажи, как это — хотеть курить, а? Вот в каком месте хочется, каким местом, а?
Второй. Ну…у…у…
Первый. Ртом хочется или языком?… Второй. Черт его знает… И ртом, и языком, и легкими… И…и… как сказать… и в голове что-то тоже… как-то, и рука хочет сигарету держать…, и губы…, да весь я хочу курить, весь! (Трет рукой губы.) Главное, у меня же есть сигареты!
Первый. Ты с ума сошел!… Нельзя!
Второй. Да знаю я, знаю. Просто, когда сигарет нет, тогда легче, как-то понятнее. Нету и нету.
Первый. Я все равно не пойму. Иногда выпьешь, возьмешь сигарету, если в компании, и пускаешь дым, не взатяжку…, потом во рту кисло, гадко… Второй. Нее..е… Курить — это здорово, мне нравиться, я не брошу! Курить — это… я не знаю…, это… так, это ну… это… Вот ты позавтракал вкусно, в воскресенье, как ты любишь, я не знаю…, уже позавтракал, и под конец еще маленько кофе налил себе, и закурил. И чтобы можно было курить… свободно…, не в подъезд выходить, не на балкон, не в туалете, а вот так… свободно…, это просто так хорошо… (Делает жест рукой.) Или ты наелся мяса, острое какое-нибудь, вкусное…, шашлык какой-нибудь…, летом, у костра…, потом выловил уголек из этого костра, от него прикурил, откинулся так и куришь… Или понервничал — берешь новую пачку хороших сигарет, медленно открываешь пачку, понюхал сигареты, достал одну, пальцами помял, хорошей зажигалкой щелкнул — это все… понимаешь, все! Или дождь, а ты стоишь где-то в укрытии или у окна… открытого и…куришь, и дым пускаешь туда… в дождь…, здорово. Или в ванне, пьяный, лежишь в теплой ванне и куришь, тебе в дверь стучат, а тебе… Куришь!… Или сигарет нету, ты ищешь, ищешь по дому, идти за сигаретами лень, и вдруг, как выстрелит…, вспомнишь, что в кармане куртки с осени, возможно, лежит…, раз руку в один карман — нету, в другой — пачка…, радость!… Неее..е…,… курить вообще… хорошо!

Небольшая пауза. Второй усмехается.

Первый. Чего?
Второй. Да..а..а… Перед вечеринкой какой-нибудь купишь хороших сигарет, угощаешь всех напропалую, потом утром проснешься и во рту… ужас…, голова… ну, понятно, и давай по пепельницам лазить, найдешь пару скрюченных, твердых бычков, которые пожирней… Вот у них вкус… это что-то!… Но курить-то надо, а в такое утро, после вечеринки в смысле, очень надо… курить… (Достает сигареты.) Первый. Ты с ума сошел!
Второй. Я понюхать только…
Первый. А..а..а..

Второй нюхает пачку, потом достает сигарету и нюхает ее по всей длине. В это время сзади подходит Снегурочка, в очень красивом наряде и сама очень красивая, машет рукой; падает цветной, блестящий снег.

Первый. Красота какая!…

Снегурочка уходит.

Второй. Как же мы до утра дотянем?… До утра… Первый. Какое до утра…, нас заберут после рассвета… Второй. Я и говорю, как мы дотянем… Первый. Ничего…, взорвем нашу…эту игрушку, и можно будет не сидеть, как зайцы, тут…, разомнемся, может, костерок сложим… Ужас… как холодно. (Смотрит вверх.) Боже мой, какая красота, надо же, какие большие. (Поднимает руку вверх.) Так, ну, это понятно, это Большая Медведица, у нас дома она не здесь, а вот здесь, ага, а где у нас Малая…, где она у нас, так, так… Второй. Вот она.
Первый. Точно, смотри-ка, а я думал, что она должна быть где-то здесь… Смотри, как вон та мерцает, то красная, то синяя.
Второй. Они многие мигают…
Первый. Ты посмотри…
Второй. Чего…
Первый. Сегодня все видно. Можно созвездия изучать,… вот жаль — я не знаю созвездий,… они сегодня… ну, прямо как на карте… Второй. Поэтому так и холодно…, небо ясное.
Первый. А снег откуда, интересно, — на небе ни облачка… Второй. Знаешь, мне… все равно… Первый. Да ты посмотри, какие звезды, так светло, хоть читай, смотри, даже тени есть, ну надо же… Второй. Не лучшая ночь для таких затей, как наша.
Первый. Да… мороз… Надо было с собой чего-нибудь взять почитать.
Второй. Надо было спирту или водки взять… почитать. (Качает головой.) Первый. Я пошутил, я… в смысле — ночь светлая, и все… Я читать не особенно… Пальцы совсем того… (Греет пальцы.)

Молчат.

Второй. У нас в школе учительница такая была, что я после нее вообще читаю книги… как-то с трудом… какое-то это было издевательство… блин… Вот «Тарас Бульба», помнишь?
Первый. Ну.
Второй. Чего ты помнишь?
Первый. « А поворотись-ка, сынку…» помню.
Второй. «Какой ты смешной…», да?
Первый. Кто?
Второй. А..а.. (Махнул рукой.) Ты сам. «Тараса Бульбу» читал?
Первый. С ума сошел?! По программе… в школе, да и то не читал, делать мне было нечего!… Второй. А вещь хорошая — «Тарас Бульба». Только после школы это читать никто не будет. Все, что в школе по программе проходили, — все, капец! Никто этого не читает. Все — «это великая, там, классика, это… оо«… и все! Кто читал «Отцы и дети» после школы или… «Сердце Данко»? Да никто, никто!
Первый. А я и в школе это не читал.
Второй. Да я тоже… иногда… кусочек для урока…, вот получается, значит, вообще эту классику не читают, вообще. Во!… А я вот перечитал случайно, делать было нечего, и попалась мне на глаза книжечка, валялась — «Тарас Бульба». Детская книжка.

Сзади появляется и проходит Снегурочка в школьном платье и фартуке, но в кокошнике; снег перестал идти. Снегурочка садится сзади солдат и слушает.

Второй продолжает, не замечая Снегурочки.
Я ее перечитал…, я, поверишь — нет, плакал, понял. Я пачку сигарет выкурил, понял! Это такая книга… такая книга… Я ее читал… как тебе сказать… там момент такой есть: он свою люльку любимую потерял. Ну, люлька — это такая штука — ну, трубка, чтобы курить, она у него была давно, любимая люлька. И понятно было, что, если он вернется — все, его схватят. А он поехал за ней. И мне было так страшно. По-настоящему! Как когда фильм ужасов смотришь. Там кто-нибудь идет, в фильме, по темному коридору, а вокруг какие-то двери… и музыка специальная, и ты знаешь, что щас кто-то выскочит или Фредди Крюгер появится, знаешь, а это всегда получается неожиданно. И смотришь сквозь пальцы или уйдешь на кухню и оттуда выглядываешь, а все равно смотришь — ну страшно потому что. И вот так же «Тарас Бульба». Я боюсь, я знаю, что он погибнет: картинку помню в учебнике, как Бульба у дерева горит.
Первый. Да, да, помню.
Второй. И оторваться не могу. Классная книга. А кому скажешь — смеются. Ну действительно: «Чего читаешь?» — «Тараса Бульбу.» — «Ха-ха-ха!» Первый. А я, если мне кто-то скажет — на вот, прочти или, там, посмотри — это здорово, я уже не хочу… Я хочу сам понять и разобраться… Я вот куплю книжку… ну, например,… «Горячая желчь» или «Липкая тень». Сам пойму, что дрянь. Но сам! И кому-нибудь на день рождения подарю.
Второй. Я о другом,… все хорошие книги, все эти великие…, когда мы захотим их прочитать, мы уже знаем, как они закончатся, либо в школе, либо кино, либо как-то иначе. Вот кто читал «Анну Каренину»? Да никто! Кто станет читать вот такую толстую книгу, вот такую (показывает) , когда знает, что в конце главная героиня… ну, понятно… А это же хорошие книги. Очень хорошие… Первый. А я вот люблю, когда читаю, представлять, как бы я в этот момент… Главное — представить… Вот я «Гулливера» читал, года три назад, тоже случайно, мне понравилось. Хотя я знал приблизительно, что к чему. Тоже кино видел, ну вообще Гулливер везде же… Но представь только: ты просыпаешься, и ты привязан к земле, и волосы у тебя вот так привязаны (показывает) , голову не повернуть, а на груди у тебя, вот здесь, — всадник на маленькой лошадке, с сабелькой, машет ручками, кричит… Ты представь!… Мне понравился момент один… Ты читал книгу?
Второй. Да нет.
Первый. Вот видишь! А в кино или мультике этого не было. Момент классный. Гулливер же был человек-гора… Огромный, но при этом бесправный совсем, его унижали, как хотели, вообще! При этом обидно — ты человек-гора, но не моги ни-ни. Унизительно и страшно, что кормить не будут. Так вот, однажды ему удалось так здорово самоутвердиться… просто класс… Горел дворец королевы. Королева кричит «спасите-помогите», эти гномы суетятся. Ну все! И тут приходит Гулливер, смотрит на это и спокойненько все это дело тушит. Понятно как. Это просто… Понимаешь, он, с одной стороны, помог всем, спас королеву — к нему не придерешься, а с другой стороны, он королеву на место поставил и просто чисто как мужчина…, как мужик самоутвердился. Ну представь, какое зрелище видели эти гномы. Его только после этого и зауважали-то. Вот человек случаем воспользовался!

Снегурочка, скрывая смех, уходит.

Второй. Бог ты мой… Интересно, если стать большим, как Гулливер, будет тогда мороз меньше? Все же будет маленьким, а мо-роз?… Даже глаза мерзнут… Первый. По нормальному-то — воспаление легких уже обеспечено, но ведь не будет. Даже обидно. Бегаешь тут, то вспотеешь, потом на мороз, потом опять… Хоть бы что… А только в отпуск, сразу — раз, первый же сквознячок — и температура, и все… Второй. Курить хочется, ужас!
Первый. Или, помнишь, идешь с девчонкой вечером, даже пиджак снимешь, на нее оденешь, а рубашка тоненькая. Пар изо рта, дубак. Но ведь хоть бы что, а? А если сядешь на скамейку, тут хоть град. Все равно же… трясет, но не от холода. Смешно, смешно вспоминать. Потом чего только не было. Но вот так вот вспомнишь… Хорошее было… ну… время. Еще ничего не знал, не пробовал. Фотографии свои посмотришь, когда был в…, там, в девятом-десятом классе. Такие усы под носом, шея. Обхохочешься. Знаешь, на кого похож? На…, вот видел, щенок овчарки, месяцев восемь-девять — уже вырос, уже всего хочется, а сам смешной такой,… неуклюжий, лапы длинные, морда… Ты… идешь по улице, оделся красиво, по-твоему красиво, и смотришь на отражение в витрине, да во-обще на любые отражения. Смешно, да? Прыщ вылезет — и все! Настроение… (Машет рукой.) Думаешь — все на него смотрят… Смешно. А девчонки-то раньше взрослели, да? Ну, оформлялись, ну… Ты еще пацан-пацаном, а они уже такие… ну, девчонки…

Первый расстегивает маскхалат, снимает его и оказывается в синей школьной форме с алюминиевыми пуговицами и нашивкой на рукаве. Появляется Снегурочка в школьной форме; например, она вылетает на качелях и качается. Первый смотрит то на нее, то на Второго. Второй пожимает плечами и машет рукой.

Первый медленно подходит к Снегурочке.
Тебе не холодно?
Снегурочка . Нет, не холодно.
Первый. Хочешь пиджак… мой? (Медленно расстегивает пуговицу.) Снегурочка . Нет, нет, не надо, мне не холодно.
Первый. Точно? Ну, смотри… (Застегивает пуговицу.)

Молчат. Первый хочет подтолкнуть качели, но не решается.

Снегурочка (останавливает качели) . Садись, если хочешь. (Снегурочка двигается, освобождая место для Первого.) Первый (смотрит на Второго, тот пожимает плечами) . Да не..е.., нормально… Снегурочка . Садись… садись, не стесняйся.
Первый. Да я не стесняюсь, чего…, только неохота сидеть, я постою. А… хочешь… я тебя раскачаю… по-настоящему.
Снегурочка . Я уже накачалась. Ты не торопишься, не занят?
Первый (смотрит на Второго) . Да… есть у меня немного времени, а так, вообще, я занят,… а что?
Снегурочка . Да нет, ничего, ничего особенного… Первый. М..м..м…

Короткая пауза.

Снегурочка . Зачем звал?
Первый. Я..а..а? (Оглядывается на Второго.) Снегурочка . Ты, ты, или не звал?

Первый изумленно молчит.

Снегурочка . Мне Никифорова и Красина сказали, что ты меня ждешь здесь.
Первый. Красина? Она-то здесь при чем?
Снегурочка . Не знаю… Пришли сказали, что ты в сквере меня ждешь. Ну, если нет, то я пойду, или ты иди, а я посижу… Вообще-то я думала, ты извинишься.
Первый. Я..а..а? С какой стати? Это Тема тебя должен был проводить тогда. Я-то раньше ушел… Я Вику провожал к Андрюхе, просто я знал, ну… мне доказать надо было, что Вика тогда на дачу не ездила,… она попросила… ну, разобраться надо… ну… Снегурочка . Я не знаю, мы с тобой пришли, ты меня приглашал, а я потом сидела, как дура… Ты пару раз только подбегал, и все, а потом вообще ушел… Первый. А там вопросы были, серьезные…, я же тебе говорил, но тебе же весело было, я видел… Снегурочка . Да ты стеснялся меня, вот и бегал… Первый. Я..а..а? Кого стеснялся…
Снегурочка . Стаса и компании твоей… Первый. Стаса?
Снегурочка . Стеснялся, стеснялся, и сейчас стесняешься, чего ты топчешься…(Улыбается.)

Пауза.

Первый. А что… может тебе холодно?
Снегурочка . Да не холодно м…, хотя… что-то мне и правда прохладно, я замерзла.

Первый быстро снимает пиджак, накидывает его ей на плечи и садится рядом, не зная, куда деть руки, некоторое время устраивает их у себя на коленях. Молчат.

Первый. Я так и знал, что ты обидишься тогда…

Снегурочка молчит.

Тема очень смешной, он как че скажет, все смеются… Он у нас на военном деле такое отморозил. Представляешь? Федя-Петя, наш военрук, спрашивает его: «Сообщите нам состав БМП», — ну, это боевая машина пехоты. Ну, Тема говорит: «Командир, водитель, стрелок-радист, ну и т.д.». Вроде всех назвал, а Федя: «Вы не назвали еще одного». Тема мучился, мучился, говорит: «Не помню». А Федя: «Думайте, думайте». Ну, Тема подумал и говорит: «Кондуктор». — «Кто?» — «Кондуктор». Все упали просто, а Федя… Снегурочка . Что-то мне холодно.
Первый. Холодно?
Снегурочка . Да. Я замерзла.
Первый. Да? Да-авай я… тебя немного обниму.

Второй в это время дышит на пальцы, пытается отогреть их, трет лицо и т.д. Первый обнимает ее очень осторожно и внимательно смотрит на Второго. Снегурочка слегка прижимается к нему. Молчат.

Снегурочка . Ого!
Первый. Что?
Снегурочка . Вот это да!
Первый. Что такое?
Снегурочка . Как у тебя сердце бьется сильно!

Первый слегка отстраняется.

Снегурочка (качает головой) . Ты опять?
Первый. Что?
Снегурочка . Да ну тебя.

Первый смотрит на Второго. Второй делает в ответ жест: дескать, чего? Первый что-то пытается ему показать. Второй не понимает.

Первый. Ну и что.. я же…
Снегурочка . У меня тоже сердце бьется. Сильно… (Поворачивается к Первому и смотрит на него в упор.) Первый (не выдерживает взгляда и не знает, куда девать глаза) . Подожди секундочку, а…, извини, я сейча…(Встает и возвращается ко Второму.) Второй. Чего тебе?
Первый. Ты не подумай ничего такого, она, знаешь… Второй. Ты чего тянешь?
Первый. В смысле?
Второй. Не смеши меня, а?
Первый. А..а…!
Второй. Бэ..э!
Первый. Ну, я не знаю…
Второй. Чего не знаю?
Первый. Что дальше…
Второй. Ты дурак что ли?..
Первый. Да я не знаю, что делать, ну, практически как действовать.
Второй. Она, думаешь, много знает?
Первый. Может, она на меня надеется?
Второй. Ну, ты даешь!
Первый. Ну, если я не умею…
Второй. Так учись…
Первый. А..а..й, ты не понимаешь, я же делал вид все время, что у меня было… Второй. Ну, я не знаю тогда, я уж и не помню, как это начинать, кажется, всегда умел.
Первый. Да ну тебя.

Снегурочка встает, снимает пиджак, качели исчезают, она медленно уходит, склонив голову и играя прутиком.

Снегурочка . Кажется, потеплело, резко так потеплело.
Первый (подходя к ней) . Согрелась?
Снегурочка . Ага.
Первый (забирает пиджак и надевает его) . Точно, потеплело.
Снегурочка . Я пойду, я вспомнила тут… Первый. И я… ну, мне тоже надо… я говорил, я занят тут маленько. Но я могу проводить.
Снегурочка . Нет, вот этого не надо, я сама.
Первый. Да нет, я провожу.
Снегурочка . Не надо одолжений, если надо будет, меня проводят.
Первый. Кто это?

Снегурочка не отвечает, уходит, пожимая плечами, и ее еще долго видно.

(Ей вслед.) Тока потом не говори, что я тебя обидел. Ччерт! (Возвращается ко Второму, надевает маскхалат.) Второй. Курить охота — сил нет никаких.

Первый молчит.

Ты чего молчишь?…Э..э..э, да ты нос обморозил.
Первый (вздрагивает) . Да? О, ччерт! (Трет нос рукой и снегом.) Второй. Все, теперь облезет, облупится, как яйцо.
Первый. Ччерт, ну вот. (Пытается рассмотреть нос, безмолвно ругается.) Второй. Я вот что хочу сказать… мы до утра-то не дотянем так… Мне кажется… Первый. А… я сразу говорил, я же говорил,… а ты нет… давай бегом, бегом…

Молчат.

Второй. Я серьезно… я же серьезно…м… Мы до утра дуба дадим.
Первый. А кого это интересует…
Второй. Меня это интересует… Я же не ною. Я просто чувствую, что мы до утра… Первый. Надо согреться… как-то согреться… и все,… мелочь, да?
Второй. Костер мы не можем, так?… Так!
Первый. Костер не можем.
Второй. Так и не будем об этом…
Первый. А чего мы можем… вообще… чего мы можем? Только вот этот рубильник дернуть, вот тогда согреемся… Второй. Не до шуток… ноги,…ты чувствуешь ноги, пальцы совсем не шевелятся, у меня предчувствие плохое…, мороз ведь страшный. Бляха-муха… кажется, даже сердце мерзнет.
Первый. Давай тогда костер сложим.
Второй. С тобой говорить!… (Машет рукой.) Первый. Тогда чего попусту…а..а..й… (Тоже машет рукой.)

Пауза.

Второй. Давай ляжем обнимемся… Тока не передергивай,…а! Надо лечь обняться… давай я тебя обниму со спины, потом поменяемся… хоть маленько, ну, чуть-чуть согреемся.
Первый. Мило, мило…, если нас так найдут — не отбрешемся потом… Но давай, давай.

Ложатся, обнимаются.

Второй. Вот так… дожили… а… что делать… надо же хоть чего попробовать делать.

Появляется Снегурочка, она одета в сказочный костюм. Снегурочка садится рядом с ними и начинает расчесывать свои белые волосы или делать что-нибудь другое, но так же очаровательно.

Ну как, теплее, хоть маленько теплее?
Первый. Черт его знает, не пойму, ноги точно отстегиваются, а так… вроде теплее.
Второй. Ты пальцами там пытайся шевелить маленько, надо, чтобы хоть чуть-чуть кровь бежала…

Пауза.

У меня такой случай был…странный…, странный. Мы стояли летним лагерем, новобранцев было полно. Рано утром нужно было переправиться через реку и… понимаешь, никто не знал, как это будет, то ли играючи переправимся, то ли будет мясорубка. Сидим у костерка, курим, болтаем. «Может, — говорю, — чайку заварим?» Никто не возражал, только кто предложил, тот и за водой бежит, ну, я побежал. Подбегаю к реке, нагнулся зачерпнуть воды и… так, боковым зрением вижу: кто-то у воды сидит, прямо у воды, я сразу за куст спрятался, смотрю — наш сидит… молодой парень, из новобранцев. Сидит неподвижно и смотрит в воду. А ночь тоже такая светлая, красота такая! Я к нему подхожу. Тихо-тихо спрашиваю: «Ты чего тут?» Он вздрогнул, но на меня не оглянулся, смотрит в воду, и все. «Ты чего тут высиживаешь?» — спрашиваю, а он молчит. «Случилось, может быть, чего, а то пошли чай пить». Только головой мотнул и молчит. «Ну, ладно, — говорю, — сиди, но ты поосторожней, если увидишь чего, зови, ну, смотри, в общем». Он: «Угу», — и все. Я вернулся, устроил котелок на огонь. Там анекдоты рассказывали. Я про парня забыл, заслушался, глядь, а котелок выкипел. Ну, чего делать? Я виноват, опять побежал, у реки вспомнил про того… ну… это. Гляжу — сидит. Сидит как сидел. Подхожу к нему: «Ты же простудишься так, — говорю, — пойдем к ребятам, к костру». Молчит. Я присел рядом, гляжу, куда он смотрит, — смотрит в воду. «Может, — говорю, — ты письмо из дома получил, ты скажи, легче станет, я знаю».
…Молчит… «Ты не сиди так, мышцы застудишь, потом всю жизнь будешь маяться…» А он: «Иди отсюда». Я говорю: «Чего?» — «Иди, — говорит, — отсюда». — «Да?»… Ну и пошел. Настроение никакое. Уже анекдоты не слушал, чайку попил и вздремнул. Проснулся на рассвете, ребята уже к речке шли умываться. Я тоже пошел, ну, и так, ради смеха, решил заглянуть туда, за кусты, и надо же, сидит. Ты понимаешь, сидит! Тут я притаился, дай, думаю, посмотрю за ним. Сидит. И вдруг, минут через шесть-семь, гляжу, начал клониться, медленно-медленно, к воде. Ну, медленно — это понятно, спина затекла за ночь-то, тут потянуть мышцы — делать нечего. И вдруг, когда до воды осталось чуть-чуть, он вдруг раз — и резко так поцеловал воду. Ну, думаю, все! Парень с речкой целуется! Я побежал за ребятами, надо же что-то делать… Парень совсем дошел… Прибегаем на то место — нет его. Следов, что уходил, тоже нету. Посмотрели кругом, позвали, послушали — может, он в воду нырнул — никого. Пошли уже… ну, возвращаться… я оглянулся, и у меня прямо на глазах, из того места, где он сидел… ну, из земли… вот так — раз, и вырос цветок, и распустился, я такого никогда не видел раньше. У меня мурашки по спине… Да ты слушаешь?
Первый. Да слушаю, слушаю…
Второй. Я не вру, клянусь, я вообще опомнится не мог… Первый. Я эту историю где-то слышал уже, не помню, давно… Второй. Я говорю, не вру.
Первый. Да верю, верю…ноги совсем не чувствую… (Пытается встать, падает.) Ого! Совсем не слушаются. (Встает, шатается, неуклюже приседает.) Второй. Я клянусь тебе, цветок вырос, я таких не встречал… Первый. Э..э..э.. Вставай, вставай.

Второй встает с трудом, пытается разминать ноги, падает, опять встает и т.д. Первый поддерживает Второго, они начинают приседать вместе.

Давай, давай! Как ноги?
Второй. Не чувствую, не чувствую совсем… Первый. Ты похож щас на этого, как его… «Повесть о настоящем человеке», как его… Второй. А..а., как же его, не помню… Первый. Вот на него похож… Второй. Как же его, вот крутится рядом фамилия… Первый. Главное, чтобы ноги не отрезали… да черт с ним.

Пританцовывают неуклюже. Снегурочка начинает сзади кружиться в танце, звучит музыка.

Второй. Ну все, теперь пока не вспомню, не успокоюсь,… как же его…

Первый и Второй танцуют. Снегурочка подхватывает Первого и танцует с ним вальс или другой какой-нибудь танец. Второй некоторое время тоже пританцовывает. Падает снег, падают звезды, пролетают спутники, самолеты, кометы. Снегурочка и Первый продолжают танцевать. Второй собирает ветки и складывает их для костра, достает спички и пытается его поджечь. Снегурочка и Первый останавливаются, подходят ко Второму и наблюдают за его действиями. Второй совершенно негнущимися пальцами пытается зажечь костер.

Музыка стихает. Снег прекращается.

Осталось две спички… надо руки согреть, а то и эти сломаю… а так бесполезно… Вот ччерт, как глупо, как глупо. Кто бы мог подумать. (Ложится рядом с костром.) Этого же не может быть. Так просто, не может быть. Вот сейчас… вот так лечь и уснуть, и все… Как глупо устроен человек. Вот я, помню, палец зашиб, так что ноготь слез… Палец! Только палец! Один палец, и все… Делать ничего не мог, спать не мог…

Первый садится рядом со Вторым, Снегурочка склоняется над ними, Первый и Снегурочка переглядываются.

Как глупо, но совсем не так, как я думал. В кино про полярников, там всегда, когда человек замерзает, он говорит, что ему хорошо, что так спокойно… Может просто это следующий этап, а пока как-то не очень… Как-то хреново пока.

Пауза. Первый слегка трогает Второго за плечо и подмигивает Снегурочке.

А…а…?

Первый толкает сильнее.

Что?
Снегурочка . Просыпайся…, просыпайся…, соня! (Улыбается.) Первый. Давай, давай, подъем!
Второй. Ну, чего вы? (Приподнимается.) Снегурочка . С днем рождения!
Первый. С днем рождения! Вставай, вставай.

Второй изумленно оглядывает их.

Ну..у, тебе что, не интересно, что мы тебе приготовили?
Снегурочка . Ну-ка, чего ты хотел больше всего?

Второй недоуменно смотрит по сторонам.

Первый. Ну посмотри…, посмотри.

Второй заглядывает в свой вещмешок и достает оттуда машину или еще что-нибудь, разочарованно смотрит на Снегурочку и на Первого.

Тебе что, не нравится?!…
Снегурочка . Погоди… А о чем ты мечтал, чего ты хотел?
Второй …Велосипед…
Первый. Велосипед? В первый раз слышу!
Снегурочка . Ну погоди… пожалуйста. (Отзывает в сторону Первого.) Первый (шепотом) . Я в первый раз слышу про велосипед.
Снегурочка . А про машину он тебе сам говорил?
Первый. Да, канючил постоянно…
Снегурочка . Ну, и что будем делать?..
Первый. Ну, я не знаю!
Снегурочка . Он так ждал этого дня рождения… Первый. И что теперь?… Снегурочка . Надо все же сделать ему праздник.
Первый. Да он щас только про велосипед придумал.
Снегурочка . Ну, я тебя прошу… к тому же велосипед ему все равно покупать придется.

В это время Второй разочарованно достает из вещмешка несколько игрушек, конфет, новую рубашку.

Первый. Где я сейчас велосипед возьму?
Снегурочка . Я тебе дам денег из отпускных, ну, пожалуйста!
Первый. Ну, ладно, ладно. (Второму.) Конечно, велосипед! (Снегурочке.) Сейчас, милая, я сейчас. (Убегает в лес.) Снегурочка (подходит ко Второму, садится рядом с ним, гладит его по голове) . Велосипед, так велосипед. Папа забыл, что тебе нужен велосипед, а тебе машина не понравилась? Мы ее долго так искали.
Второй. Он все равно велосипед не купит… Снегурочка . Почему… Если папа пообещал, значит обязательно купит.
Второй. Ой, мам, брось. Не было у меня велосипеда, я же помню, не было никогда, и бинокля не было, но бинокля — фиг с ним. А велосипеда не было.
Снегурочка . Как же не было, а…
Второй. Ма..а..м, ну, тот, трехколесный, который вы потом кому-то отдали — он не в счет, нам его тоже, кстати, кто-то отдал… Велосипеда у меня не было! А мопед я уже сам себе покупал. Отец все время обещал велосипед, а я за пацанами так… бегал или на раме кто-нибудь возил, и все. Сколько я Деду Морозу его заказывал, сколько мечтал. Даже не знаю… неужели вместо всех этих выдумок (показывает на подарки) нельзя было подарить простой велосипед? Мне для счастья, понимаешь, для счастья нужен был велосипед, и все.
Снегурочка (убирая подарки в мешок) . Мы, между прочим, готовились, два дня бегали по магазинам. Отец был уверен, что тебе нужна машина, вот эта. А я в ваших интересах вообще ничего не понимаю. Но папа, правда, за велосипедом побежал.
Второй. А..а..й (машет рукой) . Я седьмой класс закончил без троек, я со своей стороны все выполнил, а вы мне удочку подарили. Давай не будем об этом. И потом, почему вы решили, что у меня сегодня день рождения?
Снегурочка . Сегодня, сегодня.
Второй. Да?… Странно… (Сам себе.) Курить-то как хочется, спасу нет.
Снегурочка . Ты не расстраивайся, ну, не угадали с подарком и не угадали, мы же тебя любим… И папа тоже, не сомневайся даже, очень любит. И если сейчас он велосипед не найдет — это значит, что нету велосипедов подходящих в продаже… У меня тоже велосипеда не было, между прочим; я, наверное, даже кататься не умею на нем.
Второй. Ой, да на велосипеде научиться кататься можно в любой момент, сразу поедешь, с первого раза, ну, упадешь пару раз, без этого нельзя, и поедешь. Все так…

Она гладит его по голове. Сзади видно, как Первый едет на велосипеде. Велосипед белый, блестящий, дамский.

Снегурочка (Второму) . Ну вот, я же говорила.
Первый (Снегурочке) . Все оббежал, вот, нашел только … этот вот… Второй (громко) . Он девчачий!… Вы с ума сошли, я на него не сяду! Меня же засмеют! (Утыкается лицом в руки.) Первый. Ну вот! Я его сейчас выпорю! Ну… обидно даже!
Снегурочка . Он дамский что ли?
Первый. Ну не было другого, не было! Хоть режь — не было!
Снегурочка (Второму) . Папа у нас с тобой — золото!

Она подбегает к Первому, целует его и радостно садится на велосипед. Уезжает. Первый смотрит ей вслед, садится рядом со Вторым, некоторое время молчит. Небольшая пауза. Первый толкает Второго, тот садится, прижимается спиной к спине Первого.

Первый. Давай, давай.
Второй. Маресьев.
Первый. Не понял.
Второй. Маресьев… я вспомнил, как звали летчика безногого, ну… этого… настоящего человека.
Первый. А..а..а.., молодец.
Второй. Я всегда так… пока не вспомню… ничего другого делать не могу.
Первый. М…угу…
Второй (толкает локтем Первого) . Ты как?
Первый. Нормально.
Второй. Я еще вспомнил…, Амундсен говорил…, это полярник… исследователь Северного полюса… Первый. Обижаешь… про Амундсена знаю… ну… Второй. Он говорил, что холод — это единственное, к чему не-возможно привыкнуть.
Первый. Это правильно он сказал… А знаешь, почему Колумб открыл Америку, а не, скажем, Сибирь, которая, как ни крути, а все же ближе?
Второй. Почему?
Первый. А на фига?… Такие проблемы… кому нужны проблемы? К тому же холодно и страшно… и потом не получилось бы так красиво… Он, весь в белом, в пене прибоя, падает на колени и целует новый континент, на фоне парусов и флагов своих кораблей… А дикие индейцы несут фрукты и подарки… Пальмы, попугаи и фрукты… Красота! У нас — были бы елки, осины и березы. А в кустах в лучшем случае… зайцы, а на елках… шишки и… березовый сок.
Второй. Глупостей не говори, Амундсен даже елок не видел. Представляешь, он вообще не по земле шел. Просто по льду… и там мороз был такой, такой дубак… Это все равно красиво, даже если никто не видит. Тока я не помню, открыл он полюс или не дошел… Первый. Он на дирижабле туда летел… Второй. Нет, это другой какой-то, я кино смотрел, точно, другой.
Первый. Тогда тот, другой, тоже молодец, но, я помню, ему не повезло… Второй. А нам с тобой повезло или нет, а?
Первый …Вот это… ты спросил!…
Второй. То-то же! Мы свой полюс, кажись, открыли… Первый. Какой полюс?
Второй. Свой… Да это я так, для красного словца… Но ты представь, какие были мужики, а! Вот идут, болеют цингой, а идут…, знают, что не вернутся, что можно только в один конец идти,… тащат с собой… флаг, при этом зная, что им труба… Первый. Здорово!… Это здорово…

Звучит музыка, Первый и Второй поднимаются.

Второй. Конечно, здорово…

Первый и Второй надевают снеговые очки, достают карту и компас, некоторое время что-то вычисляют под ударами сильного ветра, потом определяют точку, достают и втыкают в снег Российский флаг, обнимаются, целуются, из земли вырастают маленькие елочки. Выезжает на велосипеде Снегурочка, подъезжает к ним, фотографирует их со вспышкой, они пару раз плакатно позируют, в небе пролетает спутник. Снегурочка уезжает, Первый и Второй садятся, занимают прежние позы.

Да,…неплохо, неплохо…
Первый. Точно!… Еще хорошо, что мы не в подводной лодке.
Второй. Почему?
Первый. Ну… я вообще глубины боюсь и… ну… рыбу не люблю.
Второй. Рыбу? Чего так?
Первый. (смеется) . Она холодная.

Смеются.

Кстати, давай бабахнем… (Тянется к рубильнику.) Второй. (останавливает его за одежду) . Еще не сейчас.
Первый. Ой, да брось ты… глупости… Второй. Не сейчас… это не обсуждается.
Первый. Ну ладно, ладно… все правильно… а то вдруг не взорвется, тогда вообще обидно будет… Второй. А тебе не все равно?..
Первый. Мне?… Все равно…, но лучше все-таки, чтобы было… по-настоящему, а не…, как обычно.

Молчат. Появляется Снегурочка в сказочном платье и кокошнике, но в наброшенном на плечи пальто. Подходит к Первому и Второму.

Снегурочка . А..а..а.., вот вы где, все вас потеряли… секретничаете тут.
Первый. Да какие у нас могут быть секреты, садись… Снегурочка . А я хочу посекретничать. (Первому.) Я вот это-го (показывает на Второго) украду на минуточку… с вашего позволения… Второй. Меня? (Смотрит на Первого, делает удивленную гримасу, дескать, ничего не понимаю.) Снегурочка . Да… если я не сильно помешала…

Первый делает жест руками, мол, все в порядке.

Второй. Лладно. (Скидывает маскхалат, оказывается в нелепом костюме.)

Снегурочка и Второй отходят.

Снегурочка . Ну, и как это понимать?
Второй. Как хочешь… только… я сам не очень понимаю… Ты чего в пальто?
Снегурочка . Я ухожу.
Второй. Почему это?
Снегурочка . Мы вместе пришли или нет? Сколько я могу сидеть с этими дурами там… Второй. Стоп, стоп, с какими… ты о ком…?
Снегурочка . Салаты я приготовить помогла, хлеб нарезала — это нормально, но сидеть с этими дурами… Они, кстати, никак не поймут, кто я такая. Ты даже меня не представил. Вообще никто не поймет, кто я. Только разглядывают и шепчутся… И майор какой-то таращится.
Второй. Какой майор — Тищенко?

Она качает головой, громко вздыхает, закатив глаза.

Снегурочка . Ты зачем меня сюда звал?… Второй. Да знают все прекрасно, кто ты такая, эти бабы все пришли сюда только чтобы тебя посмотреть, и ясно… сейчас обсуждают. Знаешь, у меня сейчас разговор… (Оглядывается на Первого, делает успокаивающий жест рукой, тот кивает.) Снегурочка . Я пошла. (Разворачивается.) Второй. Ты с ума сошла… погоди… подожди немножко. Извини, если хочешь, щас я договорю, ну, правда надо… и вместе пойдем… Только пожалуйста… Ну, потом мне все скажешь.
Снегурочка . Ты зачем меня сюда тащил?… Второй. Оо..о..йхх! Как ты не понимаешь… ну подожди, я сейчас. (Подбегает к Первому.) Извини, старина! Там неприятности… Первый. Кто такая?
Второй. Давай хоть ты вопросы задавать не будешь, а? Извини, дружище, я щас… Первый. Давай, давай, ты дамой занимайся… Второй. Ой, слушай, с этим все в порядке… Дай мне пару минут. (Оглядывается на Снегурочку, улыбается ей.) Первый. Давай, давай… Второй. Глупости не говори… Я вернусь сейчас, только без обид.

Первый пожимает плечами, дескать, какие вопросы.

Тока не обижайся… Точно не обижаешься? Ну, я щас… (Подходит к Снегурочке.) Второй. Я тебя умоляю — сними пальто и иди к ним, я сейчас приду.
Снегурочка . Я уже со всеми попрощалась.
Второй. Ты с ума сошла!… Ничего, вернешься… ну я прошу тебя, я прошу… Через полчаса мы пойдем. Но вместе… через полчаса… Хорошо?… (Смотрит на часы.) Оба!… Часы остановились…кажется… Точно… (Подходит к Первому.) Часы остановились. (Надевает халат, садится.) Слушай, у меня часы остановились.
Первый. Это очень символично…
Второй. И давно остановились или нет, не знаю.
Первый (поднимает руку и слушает часы сквозь одежду) . А мои идут.

Снегурочка медленно уходит, скидывает пальто и волочит его по снегу.

Второй. Сколько сейчас?
Первый. Они под халатом, не полезу смотреть… неохота…утро мы и так увидим… Второй. Я имел в виду это. (Показывает на рубильник.) Первый. А..а..а.., а я думал, тебе просто интересно.
Второй. Да мне не интересно…
Первый. А мне интересно… кто это с тобой разговаривал, красивая такая… Второй. Как тебе сказать,… а ты как думаешь?..
Первый. Думаю…(поворачивается, смотрит на Второго) , думаю — Снегурочка.
Второй. И я тоже думаю — Снегурочка… сначала подумал, что это… ну, там (машет рукой) , а теперь понимаю — Снегурочка.
Первый. А куда она пошла…?
Второй. Да, мы с ней поссорились, и она… пошла… Первый. Ты дурак, что ли… поссорились!
Второй. Ее еще догнать можно…
Первый. Нет, ты дурак? Точно дурак! Ты когда понял, что это Снегурочка?
Второй. Сразу.
Первый. Когда сразу?
Второй. Ну, сразу, вообще сразу, ну, тогда еще. (Неопределенно указывает рукой туда, где были качели.) Первый. И я сразу.
Второй. Только я не верил… И ты еще тут.
Первый. А я поверил! Но ты тут тоже… Поссорился!
Второй. Ты ведь тоже…
Первый. Я не ссорился, я просто не проводил, понял… Мы же сюда не погулять пришли, с чего бы я ее провожать-то пошел? А ты поссорился… Второй. Давай, я догоню… Первый. Да уж, давай…

Второй пытается встать и не может, Первый тоже не может. Они долго пытаются встать, у них не получается. Звучит музыка.

Первый. Куда она пошла?
Второй. Куда-то туда (неопределенно машет рукой) , туда… я не видел точно… Первый (кричит) . Сне…гу…рач…ка! (Второму.) Слушай, ну давай… подхватывай.
Первый и Второй. Сне…гу…рач…ка, Сне…гу…рач…ка…

Снегурочка выглядывает из-за елки, но не выходит, а, например, перебегает и прячется за другую елку.

Второй. Она так не услышит, наверное… мы тихо зовем.
Первый. Мы просто мало зовем… нужно три раза звать. Ты же помнишь: первый раз зовешь — не приходит, второй раз — тоже не приходит, а в третий раз — приходит.
Второй. Это так Деда Мороза зовут — три раза.
Первый. Всех три раза зовут… ты забыл что ли… и елочку три раза просят, чтобы зажглась… Второй. Тебе виднее… Я вообще Деда Мороза боялся.
Первый. А Снегурочку?
Второй. Снегурочка… мне нравилась.
Первый. Ну вот… вот и позовем ее сейчас… Ты кем на елку ходил, в кого тебя наряжали?
Второй. Медведем, кажется,… не помню, в детском саду давали костюм.
Первый. А меня зайцем, а потом котом в сапогах и еще кем-то, мне хорошие костюмы делали, и стихи разучивали… какие-то… Мне нравилось… А вот недавно посмотрел, как это происходит… Дети замороженные вокруг елки ходят, стишки из себя выдавливают, родители фотографируют, охают, ахают, а… детям все равно нравится… и мне нравилось. Я смотрел на это и думал: как мне это могло нравиться? Фиг его знает. Но я помню, мне так нравилось, я так ждал… Непонятно.
Второй. А я велосипед сильно хотел…, писал Деду Морозу письмо… Потом, когда уже понял фокус… ну, что родители это читают… я все равно писал Деду Морозу, пусть, думал, пожалеют меня, наивного, и в конце концов купят… велосипед.
Первый. Э..э..э.. да ты хитрый был парень, молодец… Ну тогда… (достает что-то из вещмешка, отдает Второму) давай, надевай.

Второй надевает на голову шапочку с заячьими ушками.
Первый смотрит на Второго и тоже надевает.

Ну вот, теперь давай — раз, два…
Первый и Второй. Сне…гу…рач…ка, Сне…гу…рач…ка! (Прислушиваются.) Первый. Ии..и..и..
Первый и Второй. Сне…гу…рач…ка!

В то время как они кричат, Снегурочка медленно идет к ним. Падает снег. Она подходит и кладет им руки на плечи.

Второй. Снегурочка!
Снегурочка . А вы Дедушку Мороза не видели?
Первый. Нет, не видели.

Второй отрицательно качает головой.

Снегурочка . Он, наверное, нас ищет, он старенький, где-то, наверное, задержался, у него тяжелый мешок с подарками, и он… не знает, где вы, зайчата, спря..а..тались.

Первый и Второй молчат, смотрят на Снегурочку.

А… серый волк здесь не пробегал?

Первый и Второй качают головой отрицательно.

А…а… вы хорошо себя здесь вели?

Первый и Второй качают головой положительно.

Ну тогда… Дедушка Мороз обязательно придет, обязательно.

Ждут.

Ну что же, придется, наверное, его позвать.
Первый. Снегурочка…
Снегурочка . Чего?
Первый. Снегурочка,… я…
Снегурочка . Чего тебе? Ну, не бойся,… чего…мм?
Первый. Я просто подумал, что… вот ты пришла, значит, нужно стихи тебе читать, а… я не хочу… Второй. А я не знаю никаких стихов.
Снегурочка . Никаких-никаких?

Второй качает головой.

А Дедушка Мороз любит стихи… (Первому.) А ты знаешь какие-нибудь стихи?

Первый кивает.

Снегурочка . Ну, тогда давайте позовем его. Давайте вместе!
Снегурочка , Первый , Второй (Снегурочка — громко, Первый и Второй — вяло) . Де..ду..шка Ма..роз!
Снегурочка . Ну… так не пойдет, что-то вы еле живые… Давайте-ка дружно! И…и…и!
Снегурочка , Первый , Второй (Снегурочка — громко, Первый и Второй — вяло) . Де…ду…шка Ма…роз!
Снегурочка . Ну что же вы, ну… еще раз!
Второй. А можно мы не будем больше звать?
Снегурочка . Почему?
Второй. А если мы в третий раз позовем, он возьмет и придет.
Снегурочка . А ты не хочешь?
Второй. Я… не хочу… не очень хочу… Первый (Снегурочке) . Он его боится… Второй. Ну чего ты глупости-то говоришь!
Снегурочка . Но если он не придет — то… я желания исполнять не умею… (Второму) и у тебя не будет того, чего ты хочешь.
Второй. У меня этого все равно не будет, в смысле, уже не было.
Снегурочка . Ну, подумай хорошенько, чего ты очень, очень хочешь?

Второй достает сигарету, закуривает.

Второй. Не…е.. не знаю, не знаю.
Первый (Снегурочке) . Пожалуйста, не сюсюкай с нами, а… Снегурочка . Но я, правда, ничего не могу.
Второй. А елочку зажечь можешь?
Снегурочка . И елочку не могу…
Второй. А мы можем, вот крикнем «елочка, гори» три раза — и загорится.
Первый. Два раза можем не кричать, а просто сказать, а третий раз крикнем. Давай!
Первый и Второй. Елочка, гори (Первый загибает один палец) , елочка, гори… (Загибает второй палец, поднимает руку, машет ей.) Первый и Второй (громко) . Ео…лаа…чка га…ри!

Короткая пауза. Первый и Второй вертят головами. Вдруг зажигается самая маленькая елочка.

Первый (спокойно) . Вот… пожалуйста.

Второй докуривает, тушит окурок.

Снегурочка (смеется) . Вы только костер не зажигайте.
Второй. Не..е..е… У нас спички плохие, не получается… Снегурочка . Да…, а то костер, знаете… обязательно захочется через него прыгать… Первый. Не, не… не бойся.
Второй (Первому) . А разве нынче Новый год?..
Первый (Снегурочке) . А разве нынче Новый год?
Снегурочка . Пока Дед Мороз не придет, никакого Нового года.
Первый. Понятно…
Второй. А мы его звать не будем больше… Снегурочка . Ну… тогда я пойду… Первый. Ну вот, опять! Погоди, побудь с нами немного.
Снегурочка . С вами? Нет, я пойду… Второй. Ну, подожди чуть-чуть, и мы вместе пойдем. (Встает, отчетливо виден заячий хвост сзади.) Снегурочка . А чего ждать-то?
Первый. Действительно! (Встает.) Все правильно. (Снегурочке.) Погоди, пожалуйста… секундочку. Мы сейчас. (Отводит Второго чуть-чуть в сторону.) Второй. Ну… Первый. Давай пойдем отсюда, а то что-то разговор не клеится. Опять поссоримся сейчас, а так пойдем, поговорим, разберемся. И в конце концов, надо же ее проводить.
Второй. Ну пойдем, пойдем.
Первый (Снегурочке) . Мы тебя сейчас проводим.
Снегурочка . Ой, ребята, да бросьте вы, я сама дойду… Вы не беспокойтесь… Первый. Да нам и самим надо бы прогуляться, а то мы тут как-то…

Второй собирает вещи.

Первый. Ой… оставь, а, кто это тут возьмет… Второй. Действительно… (Бросает все.) Снегурочка . Но, ребята, вы не думайте, я ведь действительно никаких желаний исполнять не умею.
Первый. Ну, какие-то, наверное, умеешь…

Второй толкает локтем Первого.

Первый. Да я… ничего, ничего…
Снегурочка . Нет, я серьезно… ну, как хотите. (Медленно уходит.)

Первый и Второй идут следом.

Второй. Стой, а как же это? (Показывает на рубильник.) Первый. А…а…точно… Второй. Давай… дернем.
Первый. Давай…

Подходят, наклоняются над рубильником.

Первый (закрывает глаза) . Давай!

Второй дергает. Елки зажигаются, падает цветной снег, взрываются хлопушки и т.д. Первый и Второй смотрят на это.

Снегурочка . Ребята… где вы?…

Первый и Второй берутся за руки и не торопясь упрыгивают.

Снег падает очень густо.